021-ulochka v_assizi_20130420_1393307837

Дымка над плоскими крышами, тонкие линии и что-то эдакое во всей картине, что позволяло, не читая название, понять, что это Париж. Или, может быть, Венеция. Или ещё что-то такое «не наше». Хоть и серое, но донельзя поэтическое.

Томился ветер,
словно стон фагота.
Был небосвод
бесцветно-сер.
На крыше звал кого-то,
Мяуча жалобно,
иззябший кот.

Верленовского кота на картине не было, но чувствовалось, он где-то там. За моим плечом раздался очень тихий и вежливый голос: «Монмартр в Париже расположен не так, такого пейзажа там нет». Ида Борисовна Балуева, стоя перед той самой картиной вместе с автором работ Владимиром Бушуевым, художником из Краснокамска, вела с ним светскую беседу. Вот так, совершенно случайно для себя, я выяснила, что художник, столь достоверно для моего, уральского, глаза, изобразивший Францию, Испанию и Италию, не только никогда не покидал пределы России, но и не стремится посмотреть западные красоты.

- Оглянитесь, у нас нисколько не хуже. Я, когда ехал в Чусовой из Краснокамска на машине, ощущал по пути такие перепады высот, что уши закладывает. У нас нет ничего скучного, плоского. Всегда какая-то перспектива, всегда можно увидеть что-то необычное, - убеждал художник зрителей.

Кстати сказать, красотами Урала восхищаются многие, и чаще всего приезжие. А мы как-то привыкли, не в упрёк нам. Где-нибудь в Индии местный житель тоже лишний раз не взглянет на чудные океанские перспективы. Ибо - привык. И только, наверное, художник может сохранить в себе способность постоянно удивляться обыденным пейзажам. И таких, привычных, знакомых, картин природы Владимира Бушуева в экспозиции, что открылась в Центре народной культуры, тоже немало. Поворот реки, куда-то бегущая дорога, старые речные мостки. Иногда акварели написаны тонко и точно, с обилием деталей. Иногда - на бумаге лишь намёк: пятна цвета превращаются в осенний предзакатный лес. И такие, недосказанные, работы художником любимы больше других:

- Раньше я увлекался абстрактной живописью. Сочетание цвета, линий, композиция в абстракциях очень важна. И даже в моих картинах, написанных в реальной манере, есть эта абстракция. Посмотрите, ведь, по сути, любая картина - это сочетание совершенно абстрактных цветовых пятен. Однако наш глаз видит не пятна, а лес, или море. Человек всегда додумывает картину, поэтому иногда на работы, кажущиеся незавершёнными, можно и хочется смотреть снова и снова, хочется додумывать.

Одна из таких, кажущихся незавершённой, работ - «Сирень». Нет там выписанных до тонкости лепестков, не прописаны жилки на листьях, однако ветки сирени на бумаге не «мёртвая природа», а вполне живая. Только живёт она где-то в своей реальности. Психологическая загадка. Такая же, как и пейзажи, изображающие страны, в которых художник никогда не был, и при этом вызывающие именно те ощущения, которые и должны вызывать Ассизи, Париж и Венеция.

Я ломала голову - как? Как это получается? И поняла: совершенно неважно, что Монмарт в Париже расположен по-другому. (Париж, говорят, вообще не таков, каким мы его себе представляем). На картинах не Франция и Италия, а смутные сны и мечты о них. А сны и мечты о чужедальних странах у нас, здесь живущих, очень похожи.     

Картины Владимира Бушуева в галерее сайта