« Видимо - невидимо ». Именно так называется новая выставка, которая открылась 3 августа в Центре народной культуры. Ещё занятней, с переплетением фамилий, на афишах указано авторство: «ТалавиРашидов». С творчеством Елизаветы Талавиры чусовляне успели познакомиться во время предыдущих экспозиций, а вот Влад Рашидов - творческая личность для горожан новая.

- Мы просто очень близкие друзья, - объясняет такое смешение стилей сама Елизавета, - конечно, выставлять столь разные работы в одном, причём, небольшом зале, это большой риск - они действительно очень разные по стилю. Но так можно подчеркнуть контрастность настроений.

Удивительно, думаю, почему выставку решили открывать в августе, ведь по всем выставочным канонам август - «мёртвый» сезон. Большая часть потенциальных посетителей - особенно вечером пятницы - на дачах, на улицах, на море. Затащить кого-то в выставочный зал - не утопия ли?

- Почему сезон мёртвый? - удивляется традиционная ведущая всех подобных событий Центра Светлана Сивохина. - У нас два-три раза в неделю проходят мастер-классы, да и так люди заходят.

На открытие я пришёл раньше назначенного часа - и стал свидетелем завершения процесса развешивания работ. Говорят, много раз комбинировали, пробовали по-разному размещать. И, кажется, я знаю, почему... Не уживаются произведения Талавиры и Рашидова вместе!

Если творчество Елизаветы - тонкое, нежное, то характер работ Влада хорошо передают подписи под картинами с перечислением использованных материалов: холст, масло, поломанная скамейка, дерево, кость, жесть. Вот уж точно жесть - черепов, хоть и покрашенных, в Центре народной культуры ещё не было! Сравните с творениями Талавиры: ткань, бумага ручной работы, шёлк. Создаётся интересное впечатление - будто работы Рашидова, которые, по сути, являются оберегами (например, козлиные черепа на деревянных щитах), со снисходительной насмешливостью смотрят на работы Елизаветы. Выражаясь образно, это компания скрипача из консерватории и рок-музыканта. Сочетание странноватое, эклектичное. Но, как это нередко бывает в жизни, у скрипача и рокера оказывается немало общих интересов: многогранны. Ещё и в том смысле, что они выглядят безобидней и скромней, чем могут оказаться на самом деле. Как будто, взирая на мир пустыми глазницами, скрывают от человечества какую-нибудь тайну. И - да, они сложно сделаны: как точно прорисованы гелевыми ручками контуры на немногочисленных картинах, как тщательно покрашены костяные поверхности, сколько характера в тех живых существах, что есть на полотнах. И в них есть характер, настроение.

Интересно, что скажут посетители, как отреагируют? Не факт, что они будут искренне отвечать на вопрос журналиста, поэтому подслушиваю разговоры - так точно узнаешь мнение публики о новой выставке. Вот девчонке-подростку приглянулись работы Рашидова, а её маме ближе творчество Талавиры.

Тем не менее, когда наступает время задавать вопросы, посетители проявляют живой интерес к новой экспозиции, истории её создания и личностям авторов. И неожиданно выясняют, что бабка Елизаветы была балериной, а дед - известный художник:

- Вы наверняка видели его работы: он рисовал портреты Есенина, Маяковского, они есть почти в каждой школе, - рассказывает Елизавета.

Влад Рашидов - оператор телекомпании «Ветта», для него подобное искусство - лишь хобби, увлекается которым он относительно недавно.

Когда заходит разговор об используемых материалах, то профессиональных секретов - производства бумаги - гостья не выдаёт, сообщив лишь, что это нелёгкий труд. Но, в конце концов, бумага -дело житейское, а вот где Рашидов берёт черепа, художественный материал, так скажем, не самый распространённый?

- Из лесу вестимо! Так что если у вас где завалялось что-то подобное - сообщайте, - улыбается Талавира.

Сам Влад пообещал появиться в Центре в выходные, время для посетителей ещё менее удобное, так что вся волна вопросов обрушилась на Елизавету. Например, в ходе обсуждения, нашлась хоть и условная, но связующая нить с работами Рашидова: на некоторых выставленных работах Елизаветы можно найти пермский звериный стиль.

- Этот стиль я видела и раньше, ещё в Эрмитаже, но там он меня не тронул. А когда я переехала в Пермь и обошла все музеи, меня «торкнуло», - рассказывает она. -Но узнаваемые образы для меня -лишь основа: я всё равно как-то переиначиваю, переосмысливаю его. Как именно я его трансформирую в дальнейшем - ещё не знаю.

К сожалению, время общения с Талавирой было ограничено: дела не позволяли задержаться в Чусовом. Но выяснить интересующие моменты можно, как можно и узнать цену понравившихся произведений: в Центре народной культуры есть визитки художников.